СЕЙЧАС +16°С
Все новости
Все новости

Освобожденные. Как складываются жизни осужденных, получивших помилование за участие в СВО

На днях Совет Федерации утвердил закон с поправками в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, которые касаются освобождения преступников, заключивших контракты с Минобороны. Как говорил один из соавторов законопроекта, председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников, в основу этого документа лег принятый в 2023 году временный закон. Он тоже позволял осужденным участвовать в СВО и при соблюдении определенных условий быть впоследствии освобожденными от наказания, так что примеры такие уже есть. Кроме того, отдельные участники спецоперации получали помилование лично от президента. Как они живут после освобождения — несколько историй таких людей мы собрали в этом материале.

«Мы так решили: сначала один пойдет, потом второй»

Братья Лукиных — Максим и Андрей — должны были провести в колонии по 20 лет. Изначально они пошли под суд за убийство человека после ссоры в баре, но уже после первого приговора выяснилось, что причастны парни и еще к одной кровавой драме — разбою и убийству случайного водителя на трассе. В прошлом году оба они вернулись в родной город в Челябинской области.

— Андрей в мае, Максим в октябре. Судимость полностью снята. Ужасов они, конечно, насмотрелись, — рассказывала корреспондентам 74.RU бабушка братьев в январе 2024 года. — Шесть лет отсидели, по полгода [провели] на Украине.

С бабушкой журналисты встретились, когда приехали в общежитие, где жили Андрей и Максим до приговора суда — она теперь живет в их комнате, а братья после возвращения не стали туда заселяться. Старший, Андрей, уехал в Челябинск.

— Женился он, сын у него, семья, — рассказала бабушка Андрея и Максима. — Он успел [сына завести], пока там сидел, она [будущая жена] на свиданку к нему ездила. Так что четыре года сыну. А поженились они после того, как вернулся.

Младший же, отслужив полгода, подписал повторный контракт с Минобороны. Но в тот момент находился в городе — ему нужно было оформить документы. С Максимом удалось поговорить — он подтвердил, что полгода провел на Украине, подписав контракт весной 2023-го с Министерством обороны. Рекрутеры нашли его в ИК-1 в копейском поселке Октябрьском. А его старший брат Андрей наказание отбывал в ИК-6 и контракт в октябре 2022-го подписывал с ЧВК «Вагнер».

— Мы так решили: сначала один пойдет, потом второй, чтобы родителям легче было, — коротко объясняет Максим Лукиных.

Максим подписал первый контракт за день до того, как старший брат вернулся домой. После окончания контракта он подписал новый — до конца СВО.

— А почему нет. Карьера, — нехотя отвечает на расспросы Максим Лукиных. — Звания еще нет, но у меня должность командир отделения.

С семьями жертв после освобождения братья не стали встречаться. Максим говорит, что извиняться ему не за что.

— Никто не знает же суть дела, как всё было, — хмуро отвечает он на расспросы журналистов. — Извиняться [перед семьями] за то, что их родственники сами сделали? И выбор был — либо наши жизни, либо их?

Светлана, мать погибшего от рук Лукиных Ильи, не стала разговаривать с журналистами. Для родителей гибель сына, конечно, стала большой трагедией. Отец Ильи умер вскоре после его смерти. Друзья семьи объясняют — сердце не выдержало.

— Она до сих пор страдает, — говорят знакомые семьи. — Она же думала, что им хоть возмездие будет.

«Бояться меня не надо, я добрый человек»

К братьям Лукиным, соседи относятся спокойно и даже в каком-то смысле философски — у кого, мол, ошибок не бывает. Но не всех вернувшихся на родине готовы принять с легкостью. В июле 2023 года в деревню Лопатино в Красноярском крае раньше назначенного срока вернулся Иван Карымов — в свои 16 лет он был осужден за то, что забил до смерти девятилетнегоо мальчика. Суд приговорил его к 6 годам колонии.

Лопатино — маленькая деревенька, всего две улицы. Когда Иван досрочно освободился, об этом узнали довольно быстро. И не все обрадовались — соседи до сих пор помнят и как искали, и как хоронили девятилетнего Кирилла.

— Кто вот это позволил, скажите? — возмущалась одна из местных жительниц в разговоре с журналистами NGS24.RU. — Это ужасно. Вот вы говорите, что он сам ребенок был, в 16 лет такое сотворил. Но я считаю, что никакой он не ребенок. Он убийца. Он убил этого малыша ни за что ни про что. За слово убил.

Впрочем, другие соседи относятся спокойней — говорят, что по возвращению Иван «не шалит». Сам он тоже говорит, что косо на него никто не смотрит. Правда, в Лопатино он только наведывается к родителям, говорит, что переехал в соседнюю Березовку. Хочет жить «как обычные люди» — семья, дети, работа.

— А работать я бы хотел в охране. Может, потому что привык защищать людей, — говорит он.

В семье Карымовых все патриоты. Старший брат Ивана ушел на СВО по частичной мобилизации в 2022 году, а сам Иван попал на спецоперацию в составе ЧВК «Вагнер».

— Нас никто не заставлял, силой туда не тянули. Поехали те люди, которые реально хотели пойти и послужить Родине. Не за чистым листом и помилованием. Не за деньгами. Мне в тюрьме сиделось не сказать чтобы хорошо, на свободе лучше. Но и не плохо сиделось. Просто я понимал, что идет [спецоперация]... — рассказывал журналистам Карымов. — Поначалу всегда боишься, но потом привыкаешь. Пробегал, можно сказать, полгода. И вернулся домой.

Во время беседы с журналистами Иван уверяет, что ни тогда, ни сейчас не признает свою вину. А потом нервно начинает говорить.

— Если бы можно было вернуть тот день назад... — Карымов отводит глаза и долго молчит. — Я бы исп... Я бы всё сделал, чтобы вернуть тот день назад, и не произошло бы ничего. Ну и я бы никуда не уехал бы сидеть. И, наверное, не воевал, ну, может, только по повестке.

Истории Карымова и братьев Лопатиных объединяет не только спецоперация. После задержания Ивана тоже стало известно о втором преступлении — за полгода до того случая с Кириллом до смерти была избита женщина. Об этом уголовном деле рассказала пресс-секретарь Красноярского краевого суда Оксана Андрияшкина, но сам Иван в разговоре с журналистами его не упоминал.

— Я могу выйти один в деревню, пройти ее всю, и никто даже не посмотрит на меня с косым взглядом. А бояться меня не надо. Я добрый человек. Я всегда любой бабушке, любому деду помогу. Даже если я его знать не буду. Вот бабушка будет с пакетами идти, и я ей помогу, — рассказывает Карымов. — Я не жестокий человек. Не пью и не употребляю наркотики. До сих пор занимаюсь спортом сам для себя.

«Генерал обещал три миллиона»

И у братьев Лопатиных, и у Карымова, можно сказать, началась другая жизнь. Изменилась жизнь и у Евгения Самохина из Свердловской области, но не так, как он ожидал.

В 2022 году он услышал свой очередной, уже не первый приговор — суд отправил его в колонию на три года. Сам он говорит, что за кражу, по данным E1.RU, в вердикте фигурировал еще и незаконный оборот наркотиков. На всех судах Евгений говорил, что из колонии намерен отправиться на спецоперацию — по идейным соображениям. В то время набор из колоний вела ЧВК «Вагнер», но когда в колонию доставили Самохина осужденные уже подписывали первые контракты с Министерством обороны.

— К нам в колонию [приехал] какой-то генерал, — вспоминает Евгений. — Помню, как всех, кто не был занят на работах, собрали в актовом зале. Он выступил, врать не стал: вы пойдете на передовую, риск погибнуть очень высокий. Генерал обещал [зарплату] 204 тысячи без подоходного налога, [в случае ранения] страховку 300 тысяч и 3 миллиона рублей по 98-му Указу Президента.

Евгений стал бойцом «Шторма Z» — так называют отряды, сформированные из заключенных, которые подписали контракт с Минобороны и отправились на СВО. Взамен они получают довольствие и право вернуться на свободу, если выживут.

Самохин рассказывает, что получил ранение в первом же бою 6 мая 2023 года, ждал помощи два часа, его пытались эвакуировать из-под огня военные другого отряда, но одного из них ранило, и эвакуация сорвалась.

— Я решил спасаться сам, прополз 150 метров, но очередная мина раздробила мне ногу. Дополз до окопа, переночевал в нем, а утром меня эвакуировали в полевой госпиталь, — рассказывает он.

31 августа Самохина выписали из филиала Центрального военно-клинического госпиталя им. А. А. Вишневского в Сергиевом Посаде. Он поехал в Ростов — там он должен был продолжить лечение и получить документы о помиловании. Но в ростовском госпитале офицер сказал, что военнослужащих из «Шторма Z» после окончания контракта должны лечить по месту проживания, по полису ОМС. Контракт у него к тому моменту закончился.

С помощью волонтеров и фонда «Защитники Отечества» он смог добраться до Екатеринбурга, а там свердловское отделение Российского Союза ветеранов Афганистана помогло добиться лечения в госпитале. Самохин перенес две операции и после лечения должен вернуться в Волчанск — небольшой городок в 450 километрах от областного центра. Врачи говорят, что он будет ходить, но последствия ранений останутся с ним на всю жизнь.

Евгений хочет получить три миллиона рублей за тяжелое ранение, но в контракте, который он заключал с Министерством обороны, такая компенсация не указана. Об этом он узнал, когда получал документы о помиловании — говорит, когда подписывал контракт, читать его было некогда. Но говорили, что выплаты будут такими же, как всем.

Депутат Госдумы Максим Иванов подтвердил, что пока таких выплат бывшим заключенным, подписавшим контракт с Минобороны, не положено. По информации E1.RU, бойцам «Шторма Z» по контракту положена выплата 300 тысяч рублей за тяжелое ранение и 50 тысяч — за легкое. Зарплата в отрядах составляет от 40 до 100 тысяч рублей плюс премии за сбитую технику. Евгений Самохин выплату в 300 тысяч уже получил.

Колония — спецоперация — колония

В октябре 2023 года появилась информация, что на свободу после участия в спецоперации вышел Цырен-Доржи Цыренжапов из Забайкалья, который в 2020 году был осужден на 14 лет за убийство и расчленение 18-летней девушки. Информация эта попала в СМИ после того, как Цыренжапова снова задержали. В сентябре 2023 года он убил 22-летнюю девушку в селе Угдан — задушил, как и свою первую жертву.

4 марта Цыренжапова приговорили к 14 годам колонии строгого режима. Знакомый с ситуацией источник сообщил порталу CHITA1.RU, что Цырен-Доржи намерен снова отправиться из колонии на СВО. Его адвокат не смог ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию.

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter